Глава шестая: Вадя и Ицик в поисках любви

Updated: Jan 12, 2021

"Сага о Некумеках"

Некоторые женщины любили друзей!

Любовь и трепет

Несмотря на прославленных предков и героическую тунгусскую жизнь, кроме того, что он сбил 18 арабских самолетов, больше подвигов Вадя не совершал. Да, честно говоря, он и сам не знал, как ему удалось уничтожить врага: была ли это безумная храбрость или, наоборот, минута ужаса. Вадя помнил только, что он дергал и крутил штурвал, стреляя при этом направо и налево. Но склонялся Вадя все-таки к тому, что был он отчаянно смел. При этом единственное, что вызывало у него безусловный трепет, были, пожалуй, израильские женщины. Несмотря на большое количество беспорядочных тунгусских связей, Вадя приехал в Израиль и оробел. Женщины в Израиле говорили на незнакомом языке, и на них не было ни унт, ни енотовых шапок. К тому же многие еврейские девушки ходили с автоматами, и Вадя боялся, что в самый ответственный момент они откроют беспорядочную стрельбу. Иногда страх доходил до того, что в решительную минуту все тело его сводило судорогой. Поэтому он не мог двигаться, а уж тем более сделать то, на что рассчитывали оказавшиеся с ним в этот миг женщины. Он очень надеялся, что Неучитель сможет защитить его от них. Неучитель подбадривал его как мог: “Не поддавайся Вадя, борись!” Конечно, Неучитель имел в виду борьбу Вади с собственными страхами. Но забыл ему об этом сказать. С тех пор Вадя, завидев женщину, немедленно вступал с ней в единоборство. К первой встреченной им женщине он сразу приме- нил несколько приемов нанайской борьбы. В конце концов он повалил ее на землю и положил на обе лопатки. Ошеломлённая женщина стремглав умчалась и хотела подать заявление в поли-

цию. Больших трудов стоило Неучителю отговорить ее от этого, сославшись на Вадину невменяемость и дикий тунгусский нрав. Но зато после этого Вадя перестал бояться женщин и возжаждал любви. Ицик, не совсем понимая значение

этого понятия, поддержал Вадю.

И они отправились на поиски любви. Она мерещилась им за каждым углом. Ицик в темноте даже принял однажды за женщину ветвистое дерево и так долго обнимал его, что приклеился к смолистому стволу. После чего защитники природы, с трудом отодрав его от сосны, обвинили в харассменте и подали на него в суд. Вадя тоже искал любовь. Однажды он попытался обнять сразу нескольких встречных женщин, но те с криком разбежались, а одна ударила его сумкой в глаз. Так Вадя пострадал из-за неразделенной любви. Глаз Вади распух, он перевязал его ленточкой, но был горд тем, что стал похож на Моше Даяна. Неутомимый Ицик, несмотря на неудачу с сосной, продолжал поиски. Он искал любовь везде, но то ли она так хорошо пряталась, то ли он никак не мог ее выследить. В результате Ицик и Вадя пришли к Неучителю. - Неучитель, - сказали они. – Где найти любовь?! Как мы уже знаем, у Неучителя был универсальный способ ответов на вопросы. Он взял в руки палку, после чего Вадя и Ицик с криками выбежали из квартиры.


Море любви

Надо заметить, что до тридцати пяти лет Ицик не знал женщин. Его научному мышлению они представлялись похожими на некие заводные механизмы. Но так как Ицик не понимал, по какому принципу они работают, и где находится ключик для завода, то он никак и не мог вступить с ними в контакт. Не найдя ни ключа, ни отмычки, Ицик совершенно разочаровался в женщинах. Вадя же после неудачных попыток решил найти себе женщину по переписке. Он взял адресную книгу и отправил 164 тысячи 318 писем любви. Но и здесь ему не повезло: на его письма откликнулись 16 гомосексуалистов и одна женщина – тюремный надзиратель. В общем, Вадя и Ицик представляли из себя замечательную пару, о чем вскоре и узнало большинство женщин, которых они обнаружили на знаменитом сайте знакомств “Trax.com”. Его им подсказал их сосед Сигизмунд, безуспешно пытавшийся в течении 19 лет найти там "в меру упитанную, грудь и бедра – 180, талия – не нужн., для совместн. счастья и экономии". Окунувшись в это море любви, Вадя и Ицик поняли, что их вкусы разнятся. Ицику нравились те отчаянные женщины, которые писали, что ненавидят “ложж” (с двумя “ж” и без мягкого знака), любят правду и хотят верности и плеча. Эти решительные женщины всегда хотели плеча, на которое можно было бы опереться. Ицик после прочтения очередной анкеты подбегал к зеркалу, смотрел на свои худые сутулые плечи и долго думал, выдержат ли они такой вес. Ваде нравились другие женщины. Те, которые писали, что они ищут свою вторую половину. Вадя тоже подбегал к зеркалу, смотрелся в него и долго думал: действительно ли он является одной второй? Но в конце концов он понял, что "половина" - это высказывание метафорическое, речь идет о душе, а душу свою он измерить не мог.


Брунгильда – Животная Страсть

Некоторые женщины любили друзей. В те времена Ицик и Вадя еще жили в одной квартире. Именно тогда Ваде удалось познакомиться с удивительной женщиной по имени Брунгильда. На самом деле эту женщину звали Циля, но родом она была с берегов Рейна, и пепел Нибелунгов стучал в ее сердце. Для пущей аттрактивности она взяла себе псевдоним “Животная Страсть”, что делало ее окончательно неотразимой. Брунгильда носила лиловое трико и сизые футболки. У нее был большой горделивый живот, широкие плечи и оттопыренный зад. Вадя открыл входную дверь, и Брунгильда предстала перед ним во всей красе. Голову ее украшала алая шляпка с ядовито-зеленым пером. Не успел Вадя разразиться приветственным словом, как Брунгильда прижала его к стене и бессердечно изнасиловала шесть раз подряд. Вадя возопил и, обессиленный, рухнул на пол. Брунгильда, плотоядно оглядываясь, громко спросила, нет ли еще кого-нибудь в квартире. Из комнаты Ицика в ответ раздался крик: “Нет, больше никого нет!” Ицик, услышавший Вадины стоны, справедливо решил, что вскоре может наступить и его черед. Поэтому на всякий случай он забаррикадировался в своей комнате и спрятался под кровать. - Нет никого? – потирая руки, переспросила Животная Страсть, – А кто кричит? Пока Ицик размышлял над этим вопросом, она подошла к двери и попыталась ее открыть. Дверь не поддалась. Но Брунгильду, почуявшую добычу, не могло остановить подобное препятствие. Разбежавшись, она ударила широким плечом о дверь, и верхний этаж баррикады, три стула и тумбочка, упали на голову не вовремя выползшему из–под кровати Ицику. Он взвизгнул. Животная Страсть разбежалась еще раз и ударила в дверь другим плечом. Стол и кровать сдвинулись с места и придавили Ицика к противоположной стене. Наконец, последним ударом Брунгильда выбила дверь и обнаружила Ицика зажатым между стеной и кроватью. Он жалобно пищал, но Брунгильде было неведомо милосердие. Откинув стол, она ринулась на Ицика с неистовой страстью. Ицик закричал от ужаса и затрепыхался в ее руках.

Вадя, так и оставшийся лежать у входной двери, зажал уши и зажмурился. Но все равно ему было слышно, как в комнате Ицика что-то рычало, падало и грохотало. В конце концов он заснул на полу, и ему снилось много голых Брунгильд, бегущих за ним по тундре с вилами наперевес. А в это время, изнасиловав Ицика четырнадцать раз и, наконец, удовлетворившись, Животная Страсть, напоследок любовно прижав к груди распростертого на полу Вадю, хлопнула дверью и исчезла. Со страхом Вадя открыл глаза и увидел, как из своей комнаты выбирается измочаленный Ицик. Обесчещенные, они поползли навстречу друг другу и заснули, обнявшись, посреди комнаты. Так кончился их роман с Брунгильдой – Животной Страстью.


Удовлетворение женщины

Надо заметить, что столь бесславное поведение Ицика было не случайно. Без команды Ицик был беззащитен и уязвим. Но зато, когда он получал указание, ему не было равных. Целеустремленность Ицика обладала той страшной силой, пред которой сдавались города. Когда он только начал встречаться с женщинами, он спросил у Неучителя, сколько времени ему нужно заниматься сексом. Неучитель посмотрел на него и неудачно пошутил: - Чтобы удовлетворить женщину, тебе, Ицик, я думаю, надо сутки. После этого первая же женщина, которая имела несчастье встретиться с Ициком, надолго запомнила это свидание. Приведя ее домой, Ицик занялся ее удовлетворением. Через 6 часов женщина взмолилась о пощаде. - Ты еще не удовлетворена, - сказал Ицик, глядя на часы. - Нет, нет! - следующие 18 часов кричала женщина. – Я удовлетворена, я удовлетворилась навсегда! - Нет, - сурово отвечал Ицик. – Прошло только 23 часа 16 минут. Для полного удовлетворения осталось еще 44 минуты. Ровно через 24 часа Ицик отпустил женщину. - Ну вот - сказал он - Теперь ты удовлетворена. Сейчас ты на верху блаженства. Женщина больше никогда не встречалась с мужчинами. А заслышав имя "Ицик", билась в судорогах.


Уральские горы

Пока Ицик занимался удовлетворением, Ваде удалось познакомиться с женщиной, которая в молодости была каменотёсом в Уральских горах. Несмотря на бальзаковский возраст, она по- прежнему обладала недюжинной силой и в порыве страсти так обнимала избранника, что не всем ее ухажерам удалось выжить. Встретив Вадю, она была очарована им. На первом же свидании она не смогла сдержать чувств, и Вадя услышал тихий хруст собственной ключицы. На втором свидании, куда Вадя явился перебинтованным, в глазах своей новой знакомой он заметил нехороший огонь. - Я вчера посмотрела передачу о животноводстве, - начала она издалека. - Там бык покрыл корову... - сказала она, многозна- чительно взглянув на Вадю. Вадя почувствовал неладное. Повисла молчаливая пауза. - Повторяю: бык покрыл корову, - вновь сказала она, сжав зубы и вставая с места. На всякий случай Вадя отодвинулся вместе со стулом. Атмосфера становилась пугающей. В воздухе запахло насилием. - Покрой меня! – вдруг неистово закричала она и накинулась на Вадю. - Я не животное! – возопил Вадя и выпрыгнул в окошко.


Невероятная сила любви

Несмотря на преследующие неудачи, Вадя и Ицик упорно шли к своей цели – они искали любовь, и они своего добились. Ицик через сайт познакомился с симпатичной девушкой. В носу у нее был маленький колокольчик. Он звенел при ходьбе и громко позвякивал во время секса. В нижнюю губу ее была продета очаро- вательная цепочка с увесистым золотым замочком. Но главной особенностью был невероятно длинный загибающийся ноготь, покрашенный в алый цвет. Если бы она была индейцем, ее без сомнения звали бы Ястребиный Коготь. Итак, Ицик позвонил Ястребиному Когтю, и они договорились о первом свидании. Ястребиный Коготь пригласила его в гости к сво- им друзьям. Она не употребила слово “секс” и даже не намекнула на него. Но Ицик считал интуицию сильной стороной своей натуры. Поэтому он сразу понял, что речь идет о групповом сексе. Подружка Ястребиного Когтя оказалась девушкой не первой молодости с большим открытым ртом. Ее муж был турецким евреем с косматой устрашающей бородой и такими же большими пушистыми усами. Всем своим видом он напоминал нахмуренного ежа. Дом их был очень патриархален: на стенах висели портреты предков и многочисленной родни. Пока Ястребиный Коготь ворковала с подругой, Ицик огляделся. На большом настенном ковре висели перекрещенные сабли, кривой турецкий ятаган и несколько кинжалов со старыми следами запекшейся крови. Оказалось, что дедушка хозяина дома был знаменитым охотником за головами. Сначала в Турции за турецкими головами, а потом в Израиле за всеми остальными. Посередине стены красовался портрет дедушки. Усы его выглядели еще более устрашающе, чем у внука, а густые брови так срослись, что образовали одну широкую линию, закрывающую лоб.

Когда гостям подали кофе, Ицик с присущей ему проницательностью сообразил, что это не что иное, как предлог для более близкого знакомства, прелюдия перед тем, как слиться в групповом восторге. Оглядев всех и заключив, что они столь робко ведут себя от стеснения, Ицик решил показать пример. После чего подошел к хозяину дома, похлопал его по плечу и стал раздеваться.

Ястребинный Коготь

Ястребиный Коготь вместе с хозяевами, недоумевая, с изумлением следила за ним. Ицик понимающе подмигнул им, снял рубашку, тщательно сложил ее, потом снял брюки и, оставшись в трусах, победно оглядел новых знакомых. После чего снял трусы и сел рядом с хозяйкой дома. Это произвело неизгладимое впечатление на присутствующих. Все трое застыли и в состоянии шока уставились на Ицика. Ицик же, сочувствуя их застенчивости, ободряюще потрепал хозяина дома по щеке и приступил к раздеванию его жены. Она была настолько потрясена происходящим, что даже не пыталась сопротивляться. Ястребиный Коготь разглядывала голого Ицика во все глаза и никак не могла понять, что происходит. Мужу подруги в этот момент показалось, что он видит кошмарный сон. Один Ицик чувствовал себя хорошо. Правда, у него никак не получалась расстегнуть бюстгальтер хозяйки дома. Наконец лифчик был побежден, но тут что-то случилось с хозяином дома – он взревел, вскочил на ноги, сорвал со стены турецкий ятаган, но в ту же секунду схватился за сердце и рухнул на пол. Его жена очнулась, вырвала из рук Ицика лифчик, а Ястребиный Коготь стала названивать в скорую. Наконец хозяина дома увезли в больницу, а Ицик, провожая домой разгневанного Ястребиного Когтя, все недоумевал – как можно было так возбудиться при виде своей полуголой жены, чтобы получить инфаркт. Конечно, через несколько дней Ицик посетил больного в его па- лате. Но тот при виде Ицика забился в угол, завыл и в исступлении стал грызть спинку кровати, так что прибежавшие санитары вытолкали Ицика из больницы. "Какое либидо! – восторженно думал Ицик по дороге домой, – так распалиться при одном воспоминании!"

Ицик и застенчивая семья

Мышь камышовая

Однажды Ваде повезло. В поисках любви он нашел красивую женщину с усами. Она брила усы каждые утро и вечер, но с непостижимой скоростью они вырастали за ночь. - Вадя, - сказала она, познакомившись с Вадей, – Я хочу от тебя любви. Вадя несказанно обрадовался. Тогда она уселась напротив него и начала: - Мой котик! Вадя возликовал и ответил: - Да, моя мышка! - Так бы и съела тебя, мой тушкан! - О, моя кенгуру! - Нет, нет, это ты мой выхухоленок! Они быстро перешли на более редкие виды. - Командорская ремнезубка! - Нет, это ты летучий шиншил! - Ах ты, моя рукокрылая! Когда с млекопитающими было покончено, они перекинулись на рыб, потом на насекомых, дошли до земноводных и, вспомнив еще несколько исчезающих видов, разругались окончательно. - Козел ты мой полорогий! - Я?! Да ты-то, кто? Мышь камышовая! - Да ты сам - бобр тувинский! После чего они исчерпали свой словарный запас, обнялись напоследок и, плача, расстались.


Погонщица мулов и Белая Смерть

Как-то Ицик познакомился с женщиной, которая до приезда в Израиль жила в Великой Ливийской Джамахирии, была громогласна и работала погонщицей мулов. Ее нельзя было назвать миниатюрной, наоборот, в ее просторном теле могли бы поместиться шесть худосочных Ициков. Впрочем, Ицику было не до арифметики, на их первом свидании он так задумался о глубине мироздания, что не заметил, как удовлетворил ее 31 раз. Погонщица мулов никогда не встречала подобных мужчин. Она стала подстерегать Ицика на каждом углу. Она требовала любви. Она насиловала его в машине, в подъезде и прямо на улице на глазах ошеломленных прохожих. Сначала Ицик, занятый научной мыслью, не обращал на это внимания. Он не замечал этого, несмотря даже на страшный оргазмический рык, что вырывался из ее необъятной груди. Рык этот был похож на рык льва, что раздавался в ливийской пустыне. В порыве страсти она готова была разорвать любимого на кусочки. В конце концов, Ицик все- таки понял, что это небезопасно и начал прятаться от табунщицы. Но та преследовала его ежечасно. Спасла его "Белая Смерть". Именно такой благодушный псевдоним выбрала себе эта женщина в сайте знакомств. Выследив однажды погонщицу, она подобралась к ней сзади, изловчилась и так стукнула ее тяжелой сумкой по голове, что та забыла Ицика, родную Джамахирию и любимых мулов. Но Белой Смерти был не свойственен альтруизм. И хотя она оказалась небольшой пухлой блондинкой с ярко накрашенными губами, видимо, выбор ее псевдонима был не случаен. После победы над погонщицей она предъявила свои права. - Теперь ты мой! – категорично объявила она Ицику. И тут же заподозрила его в измене. После чего принялась следить за Ициком днем и ночью. Она даже сняла квартиру напротив и установила там телескоп, чтобы не пропустить поползновения своей пассии в сторону иных женщин. Она подключилась к его телефону, установила 12 скрытых камер и на всякий случай подсунула ему под дверь угрожающую записку. После чего принялась звонить каждые 4 минуты и пугать его страшным шепотом. Объятый ужасом Ицик выбросил телефон и спрятался в шкаф. Но Белая Смерть была неотступна. Только падение ниц перед Неучителем спасло Ицика от ужасного будущего. Неучитель позвонил в ШАБАК, и Белая Смерть исчезла. Говорят, что через год ее видели в Африке: с подзорной трубой под мышкой она пробиралась по джунглям, выслеживая любовника, зацепившегося хвостом за лиану и заигрывающего с симпатичной мартышкой.


Следующая страница

47 views0 comments