Глава первая: Вадя

Updated: Jan 12

"Сага о Некумеках"


Вадя был тунгусом

Часть 1. Происхождение Вади


Вадя был тунгусом. Вернее, Вадя тунгусом не был. Но считался таковым долгие годы. Дело в том, что Вадя вырос в деревне Малые Тунгуссы в Туруханском крае. Рядом с тем местом, где когда-то упал знаменитый тунгусский метеорит. Вадин дедушка и его братья посвятили свою жизнь его поиску. Увы, до сих пор не удалось найти ни следов метеорита, ни дедушек. Когда Ваде исполнилось 29 лет, его древняя родственница, умирая, открыла ему страшную тайну: его дедушка не был тунгусом, его дедушка был человеком по фамилии Заинмахер. Братом того самого Заинмахера, что в пику барону Ротшильду, желавшему эксплуатировать арабов, сам осушил все малярийные болота Израиля, которые ему только удалось найти. Конечно, Вадя, узнав, что его истинная фамилия Заинмахер, был возмущен! И возмущен он был не тем, что его родственники оказались неистовыми сионистами, а тем, что он так долго считал себя тунгусом. После чего Вадя немедленно собрался и уехал в Израиль. В Израиле Вадя, как потомок знаменитого первопроходца, сделал все, чтобы его немедленно призвали в армию. Причем не просто в армию, а в самые престижные войска. Таким образом, Вадя стал летчиком. В первом же вылете Ваде повезло: он сбил 18 арабских самолетов. После чего был награжден всеми знаками отличия государства Израиль и отправлен в запас. Вадя был единственным, кто сбил зараз такое количество арабских самолетов, и потому его решили беречь, как зеницу ока. Вадя и атомная бомба стали тайным оружием государства.



Справка «О происхождении народа тунгуссов»

Многие, начитавшись энциклопедий, считают, что тунгусы – это просто более раннее название эвенков. Конечно же, это заблуждение. Тунгуссы (с двумя “с”) — это отдельный народ, к сожалению, ужасно малочисленный. К эвенкам они не имеют никакого отношения.

Еще в 19 веке один из первых исследователей Сибири, этнограф Хаим-Лейб Штернберг, догадался, что тунгуссы - потомки 10 исчезнувших еврейских колен. Во время вавилонского изгнания они из Мидии пошли на север, заблудились в Сибири и попали на речку Малая Тунгусска. Как писал один из знаменитых историков, произошло удивительное совпадение: тунгуссы пришли на Тунгусску!

Но Хаим-Лейб, опасаясь антисемитов, никому об этом не сказал и решил выдать их за местное племя. Жили они по соседству с эвенками. Потому некоторые и решили, что они - эвенки. Убрали из их древнееврейского названия лишнюю "с" и причислили к северным народам.

При этом сами тунгуссы тайно хранили родную "с" и всегда знали о своем происхождении. Они даже помнили некоторые законы своего народа. Например, что чего-то нельзя делать в субботу. Но что именно, с течением времени забылось. Тогда они сами установили себе запрет: в субботу не ходить на медведя с рогатиной, как в обычные дни, а только с голыми руками.

Когда дедушка Вади, Красный Абрам, прошелся со своим партизанским отрядом по их территории, они с радостью встретили его, распознав в нем брата по крови. Но Абрам, хоть и был лицом еврейской национальности, сразу заявил им, что родство должно быть не по крови, а по идеологическим соображениям. Потому местные пролетарии должны соединиться с ним не в национальном, а в пролетарском экстазе. Некоторые пролетарки поняли это посвоему и родили от Абрама много еврейско-тунгусских детей.

Впрочем, все это было так давно, что кроме тунгусских стариков никто об этом уже и не помнил.


Вадя тунгусом не был


Родословная Вади

Кстати, если говорить о генеалогическом дереве Вади, то нельзя не вспомнить его двоюродного дядю, который в течение сорока семи лет просидел в архиве, изучая историю семьи, и умер от меланхолии, наглотавшись архивной пыли. Именно он первым раскопал истинную историю Вадиного прадедушки, защитив по ней две докторские диссертации. После чего был признан еврейским националистом, лишен всех наград и званий и вместе с академиком Сахаровым сослан в Горький. Но благодаря именно его неустанной научной работе Вадя узнал о той роли, которую сыграл их предок в мировой культуре. Итак, его прадедушка, Мафусаил Заинмахер, любил праздник Песах. Особенно он полюбился ему тем, что во время этого праздника ему, как и каждому добропорядочному еврею, полагалось съесть 27 килограммов мацы. Но, естественно, не сама маца привлекала прадедушку, а кровь христианских младенцев, которую из поколения в поколение подмешивали туда праведные евреи. В конце концов, как известно, у евреев это стало своеобразной разновидностью национального спорта – издревле победителем становился тот, кто поймал больше всех христианских младенцев. Этот спорт требовал навыков и большой сноровки: надо было не только выследить самого пухлого младенца, но и незаметно похитить его. Мафусаил всегда выходил победителем этих соревнований. В конце концов ему так понравилось это времяпрепровождение, что он стал праздновать Песах не раз в году, как другие евреи, а каждый месяц. Конечно, он стал пользоваться большим уважением у своих кровожадных собратьев. Он поедал тонны мацы, на которые уходили литры младенческой крови. В результате ему стало не хватать младенцев.

Из Польши, где он проживал в то время, он вынужден был отправиться в турне по странам Ближнего, а потом и Дальнего Востока. В ход пошли мусульманские, буддийские и индусские младенцы. Он праздновал Песах каждый день, а иногда и по два раза в сутки. Но в конце концов Мафусаил так устал от этого праздника и так растолстел от мацы, что, вернувшись из заграничного турне, задумался – а так ли уж нужна маца, когда аппетитную и полезную для здоровья жидкость можно пить без всякого теста и ритуала.

После того, как Мафусаилу пришла в голову эта чудесная мысль, население Польши стало стремительно уменьшаться. Что там младенцы! Юноши и девушки, пане и панове, шляхта и холопы, короче - теперь уже все половозрелые христианские особи стали жертвами прожорливого еврейского вампира. Поляки не выдержали потери крови и подняли восстание 1863 года. Они потребовали от Александра II Освободителя немедленно изловить супостатаинородца или хотя бы обуздать его аппетит.

Естественно, царское правительство, подкупленное мировой закулисой, подавило восстание и сослало поляков в Сибирь. Мафусаил же, скрываясь в лесах, добрался до Трансильвании, за большую взятку получил звание графа и взял себе псевдоним Дракула в честь единомышленника. А румыны, гордясь возрождением традиции, на всякий случай скрыли его еврейское происхождение.

Мафусаил любил младенцев

Вадя и родственники. Красный Абрам

Мафусаил был очень плодовит. Разумеется, напившись крови, ему хотелось размножаться. У Мафусаила было 11 сыновей и одна дочь. Исак был владельцем пивной и споил русский народ. Янкель был революционером и устроил гражданскую войну. Абрам, дедушка Вади, был красным командиром. Соломон – генералом НКВД. Сара была врачом-вредителем и травила вождей. Израиль уговорил Кагановича взорвать храм Христа Спасителя и склонял Троцкого водрузить на башни Кремля шестиконечные звезды. Хаим, как заклятый космополит, низкопоклонствовал перед Западом. Барух укатил в Палестину, а Меир не успел ничего сделать, но все время думал, как бы нагадить русскому народу. Лейба, Мордхе и Юда, один за другим, отправились на поиски неуловимого метеорита. И все, как один, исчезли. Вернее, первым исчез Лейба, его поехал искать Мордхе, потом исчез Мордхе, за ним отправился Юда... Как мы знаем, ни остатков метеорита, ни останков братьев найти не удалось. Так трое ближайших родственников Вади сгинули вместе с космическим телом. И только родному дедушке Абраму удалось не исчезнуть. Дедушка Вади был отчаянным большевиком. Всю жизнь вписывая в советские анкеты “родился в семье лесника”, он забывал уточнить, что папа был не совсем лесником, а владельцем этого леса, знаменитым вампиром графом Дракулой. Вадин дедушка не знал, как именно относится Советская власть к вампирам, но точно знал, как она относится к графам и владельцам лесов. В детстве, в тот момент, когда суеверные трансильванские крестьяне собирались осадить папин замок, он сбежал из дома. Добежав от страха до Черного моря и став юнгой в 12 лет, он наелся невкусного мяса и поднял восстание на броненосце "Князь Потемкин-Таврический", что, собственно, и повлекло за собой, как нам известно, революцию 1905 года. А уж в 17 году он разошелся вовсю, установив в стране красный террор, военный коммунизм и продразверстку. После чего отправился на Гражданскую войну и именно он, а не знаменитый Петька, был тем соратником В. И. Чапаева, который помогал раненому комдиву переплыть реку Урал. Но, как мы знаем, неудачно – Чапай утонул.

После этого дедушка Вади вынужден был скрываться, ибо его искало все уральское ЧК, подозревая в том, что он утопил героя гражданской войны. Но дедушка ушел в тайгу и создал свой партизанский отряд. Сказания о нем до сих пор бытуют в Сибири.

Сара-вредитель травила вождей

Янкель устроил гражданскую войну

Сказания о Красном Абраме

“Хотел Абрам имя свое от клеветы очистить, да с белыми воевать. Но не было у него людей сподвижников. Пришлось ему выдрессировать другие живые существа. Начал он с белок, лис и волков, а уж потом в отряд медведи с зайцами подтянулись. С этим боевым соединением пошел он на Колчака. Громил он колчаковцев по сибирским лесам и селам. Партизаны его наскакивали на врага, и тот, в ужасе при виде их, бросал оружие и с криком бежал”. Удалось дедушке таким образом разгромить передовые части армии Колчака, что и обеспечило победу красных, взятие Екатеринбурга и расстрел царской семьи. Сокрушил дедушка адмирала, но не остановился на этом, и застрелил в Суйдуне атамана Дутова, в Ново-Николаевске барона Унгерна, а атамана Семенова выгнал в Маньчжурию. Недаром дедушку повсюду звали Красный Абрам. Когда он истребил всю белую армию и, дойдя до Владивостока, повернул назад, то уже так вошел в раж, что партизанил везде, где это было возможно. До того дошло, что бывало, как завидит какой-нибудь подозрительный лес, так с шашкой наголо бросается на него. В общем, города и села, по которым он проходил, гудели: “Да здравствует Красный Абрам!”. Слава шла впереди него. О нем слагали легенды. Вот одна из них.


Не было у Абрама людей сподвижников…

Легенда о Красном Абраме

“Разгромив белых, дошел Красный Абрам с отрядом преданных млекопитающих до реки Малой Тунгусски. И что же? Понял он, что находится возле того места, где упал загадочный метеорит. Снял израненный боевой командир верную трехлинейку с плеча, перевязал раны и стал ученым. Продолжая традицию братьев, начал он метеорит искать. И на всякий случай (чтобы не исчезнуть вслед за родственниками) приковал себя, как Прометея, цепями к столетнему кедру. И поклялся, что не сдвинется с места, пока не разгадает тайну. 70 лет и 2 месяца не сходил Абрам с места. Распустил он свой партизанский отряд, но звери не могли не сострадать чудовищной судьбе своего командира. Медведи приносили ему мед, белки орехи, зайцы знаменитую тунгусскую морковку, а волки – зайцев. Быстро прошли 70 лет и 2 месяца. Не разгадал Абрам загадку метеорита. Тогда порвал он на себе цепи и вышел из тайги. И было тогда Красному Абраму 96 лет. А в это время как раз в России случилась новая власть. Посмотрел Абрам на демократическое самодержавие и решил бороться с ним, как в прежние годы. Схватил дуб, чтоб вырвать его с корнями и на Москву идти. Да только силы уж были не те, не получилось у него с дубом, а получилось только с молоденькой березкой. Но разве может березка с Кремлем справиться? Плюнул тогда Абрам и пошел в ближайший город Новосибирск в Академгородок. И спросил он там: “Да что ж у меня такая за судьба разнесчастная? Ну, ученые, объясните”. Положили академики Абрама на стол и давай исследовать. Сначала изучили его голову. Оказалось, мозг Абрама в 1,5 раза больше чем у Карла Маркса и в 2,5 – чем у Ленина. А академики, до того, как сожгли партбилеты и съели пепел, были членами КПСС. И поразились они такому коммунистическому мозгу. Поняли они, что, быть может, рано было пепел-то есть, и стали на всякий случай по улицам с красными флагами ходить. А уж после того, как исследовали тело Абрама и нашли у него два сердца и шесть пар почек, тут уж вся Российская Академия Наук стала Абрамом гордиться. Не было в мире еще человека с таким количеством органов. Повезли его в Америку на всемирный симпозиум. Там все ученые и ахнули. А северокорейский профессор предложил у него лишние органы отобрать, да и бедным раздать. Но тут встал Абрам с кровати: - Не отдам, - говорит, - органы! Не за то воевал. Не хочу я больше на земле вашей жить. Плохо мне тут. Опостылело. Хочу, - говорит, - в космос! Ну, делать нечего, надели на него ученые скафандр, засунули в ракету, да и запустили на Альфу Центавру. Летит теперь Абрам на эту Центавру и радуется. И лететь ему еще 143 года.”


Цирковая прабабушка

Вообще, у многих родственников Вади были необычные судьбы. Например, прабабушка Вади по материнской линии когда-то была цирковым борцом. До революции она объездила с цирком всю Европу. Однажды в Гамбурге она даже победила чемпиона мира Ивана Поддубного, крепко прижавшись к нему могучим бюстом, отчего у Поддубного подкосились ноги, и он сам лег на лопатки. А когда она познакомилась с прадедушкой и полюбила, она стала очень ревнива и поэтому всегда носила его подмышкой. Нельзя сказать, что прадедушке это нравилось: он вертелся как уж и сучил ногами. После революции прабабушка случайно попала в Россию. Как раз в это время цирковая борьба была объявлена буржуазным развлечением. Поэтому ей пришлось выступать с силовыми упражнениями. Но публика начинала аплодировать еще до всяких упражнений: стоило ей только появиться в полосатом трико, облегающем ее монументальный бюст. Номер же ее заключался в том, что она подкидывала пудовые гири под купол цирка и принимала их на грудь. Но вскоре и гири закончились. В России не хватало чугуна: их конфисковали и переплавили в коленчатые валы. Тогда прабабушка стала использовать Вадиного дедушку. Она подбрасывала его на невероятную высоту и легко ловила одной рукой. Дедушка визжал как поросенок. Но тренировки дали свои плоды, повзрослев, он стал пилотом-испытателем и научил летать Юрия Гагарина. Видимо, гены его передались и Ваде, недаром он сбил зараз восемнадцать арабских самолетов. Надо заметить, что прабабушка была долгожительницей и, устав от работы в цирке, в девяносто три года нашла себе работу полегче: она стала укладывать рельсы на строительстве Турксиба. Проложив практически в одиночку всю Туркестано-Сибирскую магистраль, длиной в 1452 км, она на восемнадцать месяцев опередила срок сдачи. После чего вместе с Пашей Ангелиной была приглашена в Кремль, где Иосиф Сталин лично облобызал ее и несколько более, чем по-товарищески, пару раз прижался к огромной груди. В ответ прабабушка подмигнула, потрепала его по щеке и назвала "проказником". Сталин не простил ей этого и сослал на Колыму в рудники. Но и здесь она стала ударницей, выдав столько угля на-гора, что побила рекорд Стаханова в двадцать четыре раза. Тогда Ежов личным приказом вызвал ее в Москву, реабилитировал и на глазах у всех поцеловал взасос. Собственно, с этого момента и началось падение "железного наркома". Сталин приревновал его и специально обвинил зловредного лилипута в том, что он "совершал акты мужеложства, действуя в антисоветских и корыстных целях", после чего, как известно, немедленно расстрелял. Прабабушку же отправил в опалу на Таймыр. Тогда она, недолго думая, решила прорыть канал от Таймыра до Аляски. И вот в девяносто восемь лет за пару месяцев она прорыла путь до Чукотки. Осталось только проложить понтонный мост через Берингов пролив. Но местное начальство переполошилось и предложило ей сразу три ордена Красного Знамени, если она остановится и перестанет рыть. Тогда прабабушка осерчала, да как закричит: “Меня не купишь. Я Поддубного победила. Я по гамбургскому счету живу!”. И еще быстрее замахала лопатой. Но, увы, поскользнулась (говорят не без ведома НКВД), ударилась о лопату и отдала Богу душу. “Так закончился ее героический жизненный путь в назидание потомкам!”, как двусмысленно написала газета “Труд”. Вадя всегда носил во внутреннем кармане куртки, у самого сердца, ее фотокарточку в полосатом трико с надписью: "Она победила Поддубного!"


По гамбургскому счёту!

Фудзияма

Папу Вади звали Мамонт. Дедушка Абрам не нашел метеорит, но зато нашел бивень мамонта и в честь такого знаменательного события назвал сына. Мамонт Абрамович тоже в свое время отправился искать таинственный метеорит, а заодно и сгинувших дедушкиных братьев. Конечно, он не нашел ни дедушек, ни метеорита, но сам не исчез, а наоборот, прижился среди тунгуссов и готов был стать их новым вождем, выменяв компас на бубен и священное копье. Но тут его вызвали в Москву, в Академию Наук, произвели в академики, дали звание - генерал-майор и приказали продолжить поиск. Он вынужден был вернуться обратно и снова ходить большими кругами, ища следы злосчастного метеорита. Так папа Вади стал единственным специалистом по поиску несуществующих космических тел в СССР. В связи с этим советское правительство, чтобы хоть как-то смягчить его ужасную фамилию Заинмахер, в графе национальность написало ему “тунгус”. А уже на месте паспортистка деревни Малые Тунгуссы, не разобравшись, вписала ему это и в графу “фамилия”. Таким образом Вадиного папу стали звать Мамонт Абрамович Тунгус-Заинмахер. Фамилия же Вади была Фудзияма. Удивительная, казалось бы, фамилия. Но в действительности в ней не было ничего странного. Когда Вадин папа пытался найти впадину хоть от какого-нибудь небесного камня, министру обороны СССР пришла в голову счастливая мысль - а не попробовать ли чего-нибудь поискать, например, в Японии. Какую-нибудь воронку. А там глядишь и военную базу туда засунуть. Назло самураям. В генштабе посмотрели на карту и выбрали Фудзияму. Туда с парашютом и сбросили Вадиного папу. А для прикрытия заодно и Вадину маму - мол, ничего не поделаешь, заблудилась семья альпинистов. А мама как раз была на девятом месяце беременна Вадей.

В результате восхождения, Вадина мама на высоте 3700 метров оступилась и повисла на веревке, которую Вадин папа для надежности держал в зубах. В это время подул ветер, Вадина мама начала раскачиваться, а папа чихнул, веревка дернулась, мама громко закричала, эхо ударило по скале, сошла лавина и Вадину маму засыпало. И засыпанная мама, вися на веревке, от негодования начала рожать. Так в сугробе на отвесном склоне Фудзиямы родился Вадя. Горный козел, скакавший мимо, перекусил пуповину. А японские орлы схватили Вадю и унесли в гнездо. Кровожадные, как сёгуны, они решили его заклевать и съесть. Но в этот момент Вадин папа, вытащив из-под снега жену, дополз до гнезда и ледорубом, словно какой-нибудь Меркадер, зарубил орлов. Так папа спас Вадю. Одолев орлов, папа с мамой залезли в гнездо и хотели остаться там жить. Но советское правительство выслало вертолет на помощь своим героям. Тогда Вадя проявил наследственное мужество. Одной ручкой младенец намертво вцепился в веревочную лестницу, а второй железной хваткой поймал своего папу за шиворот. Папа схватил маму, прижал к сердцу, и они поднялись в воздух. Когда вертолет, наконец, приземлился на Курилах, то папу наградили орденом, а маме дали почетное звание матери- альпинистки. Ваде объявили благодарность, выписали паспорт на шестнадцать лет раньше обычного и торжественно присвоили ему фамилию Фудзияма. Так он дальше и числился - Вадя Фудзияма.


Заблудилась семья альпинистов…


Папа и Арарат

Папу же Вади за особые заслуги заслали в Турцию, якобы что- нибудь там поискать, а на самом деле - взобраться на Арарат и хотя бы там устроить военную базу. Но папа базу строить не стал, а, наоборот, разочаровавшись к этому времени в Советской власти, исчез. Вадя собрался по семейной традиции найти канувшего в небытие папу, подозревая, что вместо метеорита он нашел легендарный Ноев ковчег и спрятался там от КПСС. Вадя, добравшийся к тому времени до Израиля, хотел сообщить ему, что прятаться не надо - Советская власть уже гикнулась. Вадя сшил себе из дедушкиного чекистского пальто кожаный каяк и отправился в плавание, как привык делать это на Малой Тунгусске. Но его красноармейская пирога быстро утонула, и Ваде пришлось вплавь добираться до турецкого берега. Выбравшись из воды, он прошагал 186 километров и уже приближался к заветной горе, когда турецкие собаки взяли его след. И в тот момент, когда он воткнул свой альпеншток в гору Арарат, потомки янычар окружили его, накинули аркан, притащили в Стамбул и заключили в тюрьму. Несмотря на все протесты израильского министерства иностранных дел, Вадю не отпускали. Он прославился, став главным израильским шпионом. Его показывали по телевизору на весь Ближний Восток. Передача называлась "Провал Моссада". Турки хотели публично отрубить ему голову, но в последний момент в Стамбуле произошло землетрясение, и тюрьма, в которой содержали еврейского лазутчика, развалилась как карточный домик. Вадя, выбравшись из-под обломков, дополз до израильского посольства. Там на него надели баранью шкуру и вместе со специально купленным для этой цели стадом турецких баранов погрузили на корабль, что и дало возможность Ваде благополучно вернуться в Землю Обетованную.

Его друг Ицик был уверен, что все произошедшее не было случайностью. Он смеялся над наивными сейсмологами, гадавшими о причинах внезапного катаклизма. Уж он-то знал его истинную причину! Ицик был убежден, что это всесильный Неучитель, о котором речь в нашем повествовании пойдет далее, тайными пассами вызвал землетрясение для спасения Вади.


Вадя и брат

У Вади был брат. Сводный. Вадя уехал в Израиль, а его брат так и остался на реке Малая Тунгусска. Брат родился еще до того, как Вадин папа женился на Вадиной маме. Это произошло, когда Мамонт Абрамович искал следы несуществующего метеорита в дикой Замбии. Замысел Генштаба был гениален и прост: папа что- нибудь находит на озере Танганьика, после чего туда немедленно десантируются пять советских дивизий, чтобы оградить местное население от радиации. Перед путешествием в Замбию папа прошел инструктаж о том, что надо бояться термитов, гиппопотамов, не пить воду из реки и ни в коем случае не вступать в половые отношения с женщинами. Но папа, прибыв в Замбию, немедля взалкал и тут же вступил в половую связь с женщиной из племени ньянджа. Его избранница оказалась дочерью огромного, обладающего невероятной силой вождя ньянджа. После долгих консультаций международныйотдел ЦК счел родство советского человека с таким замечательным вождем удачным политическим ходом в пику американским империалистам. Поэтому папа получил приказ немедленно жениться на этой ньяндже. Папе пришлось взять ее с собой на речку Малая Тунгусска. Там она и родила ему сына. В следующую командировку папу послали в Азию. Он взял с собой жену и отправился на Тибет. Но перед тем, как уехать, он назвал сына Моисеем, в честь вождя еврейского народа. Потом посадил маму-ньянджу в нарты и умчался на оленьей упряжке. Метеорита, как обычно, он не нашел, но его жена была так очарована Тибетом, что села в одну из пещер и ни за что не хотела сдвинуться с места. Папа вынужден был оставить ее там и вернуться в СССР. Жена же его, просидев в одной позе 14 лет, превратилась в первую женщину ламу, о которой по всему Тибету.

Моисей часто спрашивал: “Папа, кто моя мама?”. “Твоя мама - лама”, - сурово отвечал отец. И так как мама была ламой, а папа часто ездил в командировки, то Моисей вырос в тайге. Он стал огромным евреенегром. Местные жители трепетали от страха. Вадя писал ему письма и звал в Израиль. Но Моисей не мог бросить тайгу. Он был ее хозяином. Он ловко забирался на деревья и рыл огромные норы. Часто экспедиции из Москвы, вызванные охотниками, находили большие следы и думали, что это следы йети – снежного человека. Но это были следы Моисея. Моисей ходил босиком по снегу и голым бегал по тундре. Иногда, взобравшись на высокую пихту, он издавал победный клич. Он ел волков и медведей. А когда засыпал, объевшись, храп его слышен был от Мурманска до Читы. И горе было охотнику, который под ворохом лежалых листьев натыкался на Моисея. Грозен был Моисей и свиреп. Он шел по тайге, и тайга стонала. Кричали птицы, выли волки, рыси пряталась на деревьях, тигры разбегались с Амура. Сказания о нем ходили по великой Сибири. И не было равных Моисею ни по силе, ни по уму, ни по храбрости.


Грозен был Моисей!


Следующая страница

246 views0 comments