Глава вторая: Профессионал

Updated: Jan 12, 2021

"Сага о Некумеках"



Вадя становится экспертом!

Спасатель

Добравшись до Израиля, Вадя начал работать спасателем на пляже и спас, как и знаменитый сенбернар Барри, сорок два человека. Мы знаем, что признательные швейцарцы поставили Барри памятник. Увы, несправедливо, но факт: Вадя не удостоился даже благодарности. Скорее всего, это произошло потому, что спасенные совершенно не желали быть таковыми. Они плыли на яхте мимо Вадиной спасательной станции, когда он решил выполнить свои обязанности и проверить, не тонут ли они. С быстротой электрического ската прыгнул он в моторную лодку, но, не рассчитав скорости, со всего размаху врезался в борт яхты. Яхта дала течь и начала тонуть. От страха сорок два человека бросились в воду и поплыли к берегу. Вадя вытащил нос своей лодки из яхты и погнался за ними, чтобы, наконец, спасти. Завидев за своей спиной Вадю, тонущие с нечеловеческой скоростью помчались к берегу. Ужас перед Вадей гнал их вперед. Возможно, именно так удалось им сохранить свои жизни.


Защитник животных

После спасения мореплавателей Вадю несправедливо уволили. Ему пришлось искать новое место работы. Впрочем, он быстро нашел его на крокодильей ферме. Крокодилы, как известно, не водятся в Израиле, но один из предприимчивых бизнесменов завёз в Израиль парочку аллигаторов. Крокодилы размножились с бешеной скоростью. Возможно, на них так повлиял климат, идеи сионизма или внезапно вспыхнувшая любовь к Земле Обетованной. Во всяком случае Ваде, как ответственному работнику, поручили их охранять и иногда сопровождать экскурсии любопытствующих. После того, как под охраной Вади аллигаторам удалось съесть шестерых израильтян, трех православных и одного муллу, хозяева фермы решили Вадю уволить. Вадя чрезвычайно расстроился. Это было несправедливо: в его обязанности входила охрана крокодилов, а не экскурсантов, и обязанности свои он выполнял добросовестно: ни один крокодил не был съеден. К тому же он так привязался к аллигаторам, что уже не представлял своей жизни без них. Вадя зашел за загородку сказать им последнее “прости”. Он так растрогался, что, уходя, даже забыл закрыть дверь. Крокодилы выползли на свободу и разбрелись по рекам Израиля. Особенно много их скопилось в Иордане. Поэтому теперь христианские паломники, перед тем как окунуться в святые воды, вынуждены долго тыкать палками в дно реки, чтобы случайно не попасть в зубы прожорливым Вадиным друзьям.


Вадя, велосипедисты и благодеяние

В свободное от работы и ее поисков время Вадя охотился на велосипедистов. “Охотой” назвал это времяпрепровождение его друг Ицик. Вадя же был уверен, что совершает благодеяние. Сначала его поступки носили случайный характер. Как-то Вадя ехал на машине, а навстречу ему мчался незадачливый велосипедист. Ваде показалось, что он не может удержать равновесия и вот-вот упадет. Тогда, не останавливаясь, Вадя открыл дверь, чтобы поддержать велолюбителя, но тот зачем-то ударился об нее головой и выпал из седла. Вадя затормозил, желая помочь ему, но спортсмен почему-то разразился проклятьями. Возмущенный наглой неблагодарностью, Вадя уехал. Но, вскоре, проглотив обиду, он решил продолжить благое дело. Тем более, что в этот момент на двух, трех и даже одноколесные велосипеды вскочил весь Израиль. Подростки, пенсионеры, больные и здоровые – все сели на двухколесных коней. Водителям приходилось туго: велосипедисты носились как сумасшедшие. Они врезались в друг друга, не говоря уже о машинах и пешеходах, которых они преследовали. Вадя, искренне сопереживая, ездил на машине с четырьмя открытыми дверцами на случай немедленной помощи потерявшему равновесие спортсмену. Велосипедисты разлетались от Вади, как бильярдные шары от удара кием. Итог был таков: 141 велосипедист пал жертвой Вадиной помощи. Так закончилось это благодеяние.


Гид

После увольнения с крокодильей фермы Вадя от горя перестал есть и похудел на тридцать семь килограмм. Но потом так изголодался, что, завидев проходящих мимо украинских туристов с бесстыдно торчащим из сумки национальным продуктом, отгрыз от него огромный кусок прямо с полиэтиленовой упаковкой. Украинцы бежали в страхе и долго потом рассказывали на родине, как они еле отбились от рыскающих по улицам в поисках еды израильтян. После этого случая, наевшись, и, уже имея некоторый опыт проведения экскурсий, Вадя решил устроиться гидом. Кого ему теперь только не приходилось встречать в аэропорту. Это были жители Огненной земли со стаей пингвинов, белорусы с подарочным мешком картошки, индусы, контрабандой провезшие священную корову, и обвешанные фотоаппаратами японцы. Русские прибывали с большой иконой национального лидера. Вадя выстраивал всех в колонну, и процессия направлялась в Иерусалим. Российские граждане обычно приседали на дорожку, наполняли граненые стаканы Хеннесси, крякали и, высоко подняв икону, несли своего предводителя на встречу с Иисусом Христом. Вадя, как экскурсовод, шел впереди колонны. Но ему все время казалось, что туристы наступают ему на пятки. Он беспрестанно оглядывался и ускорял шаг, и на подступах к Иерусалиму колонна обычно уже бежала, изо всех сил стараясь догнать Вадю. Отчего Вадя нервничал еще больше и изо всех сил пытался оторваться от преследователей. Так что эту экскурсию можно было принять за некий международный отряд марафонцев с коровами, пингвинами и нетвердо бегущими после Хеннесси российскими гражданами, пытающимися удержать падающее лицо вождя.

Много раз владельцы турагентства, где работал Вадя, пытались его приструнить. Но они не знали истинной причины происходящего. Дело в том, что Вадя до смерти боялся российских женщин. Он боялся их боевой раскраски, норковых шуб и высоких каблуков. Так на Малой Тунгусске раскрашивали себе лица враждебные племена, выходя на тропу войны. А сосчитав количество норок, пошедших на одну шубу, Вадя совсем робел: ему никогда не удавалось убить столько зверьков. И тут ему начинало казаться, что эти амазонки догонят его, накинут шубы ему на голову и смертельным оружием своим - острыми охотничьими каблуками, словно шампурами, проткнут насквозь. Когда он в очередной раз убегал от своих экскурсантов, то споткнулся и, не удержав равновесия, упал. Вся толпа повалилась на него. Вокруг стоял такой шум и гвалт, что от потрясения индийская корова отелилась, пингвины разбежались, а подарочная картошка рассыпалась по всей дороге. Пешеходы, спешащие мимо, падали, как кости домино, шестнадцать машин врезались друг в друга, а Вадя с новорожденным теленком на руках погнался за ошалевшими от страха пингвинами. Японцы с удовольствием фотографировали его. На следующий день газеты мира вышли со снимками под заголовками "Сионисты и геноцид пингвинов", "Евреи тащат на заклание священную говядину" и "Избиение иностранцев у врат Иерусалима". Так Вадя лишился и этой работы.


Эксперт

Вадя ужасно переживал свое изгнание. При этом у Вади еще с детства была удивительная привычка терять вещи, которые ему были особенно необходимы. Когда он потерял двадцать шестой мобильный телефон, его экономная мама решила проблему кардинально – очередной аппарат она приварила к толстой собачьей цепи, одела ее Ваде на шею, закрыла на замок и выбросила ключ. В связи с необычным Вадиным обликом (обычные люди не ходят в Тель-Авиве с собачьей цепью на шее) на Вадю стали оглядываться прохожие и каркать вороны. А соседская дворняга с возмущением описала его ботинок. Это доконало Вадю. На блошином рынке он купил самовар 1893 года рождения, на крышке которого было выгравировано: “Купцу 1-ой гильдии Тамерлану Ивановичу Голобрюхову от еврейского общества любителей самоваров города Кобеляки”. Вадя поставил самовар перед собой и, раздобыв на том же рынке старый кирзовый сапог, раздул пламя. После чего налил чай в блюдечко, по-купечески хлюпнул и задумался. Именно в этот момент на него снизошло озарение. Словно молния, пронзила Вадин мозг отчаянная мысль: он – эксперт! В чем эксперт - этого Вадя еще не знал. Но почувствовал, что нашел себя. Он понял свое предназначение. Вадя так проникся этой идеей, вера его была настолько глубока и неколебима, что и окружающие невольно преисполнились ею. Правда, никто не смог бы определить, в какой именно области знаний Вадя является экспертом. Но при этом никто уже и не подвергал сомнению его профессионализм. На любой вопрос у Вади был готов любой ответ. В своем новом качестве Вадя теперь уже сам с необыкновенной легкостью переходил с работы на работу. В каждой фирме жалели, что их покидает такой специалист. В результате Вадя стал экспертом по всем вопросам.

Неважно, касалось ли это последних IT-технологий или самого длинного моста через Янцзы, или даже устройства Вселенной - Вадина зарплата непрестанно росла.

К этому времени Вадя отрастил такую большую бороду, что окружающие, приглядевшись к его суровому лику, понимали - более серьезного эксперта им не найти. Теперь он мог устроиться на любую работу и долгими неделями, сидя за большим столом, задумчиво глядеть в потолок.


Следующая страница

91 views0 comments