Тувим

Какое бы сразу случилось движенье,

Настало б крушенье, возникло б броженье

в умах философских и просто в дрожжах

Ах, если бы небо упало – ба-бах!


«Машиах, Машиах!» - кричали б евреи,

И ликовали бы, вытянув шеи,

Пытаясь заметить его приближенье.

О, Боже, какое б настало круженье!


Вода б закипела в кастрюльках дырявых,

Все левые тотчас бы обняли правых,

Вороны заквакали, мыши б заржали,

Все матери бы великанов рожали,


Заплакали б старцы, затихли б младенцы,

Все мудрецы, похватав полотенца,

Купаться бы бросились радостно в лужи.

За ними глупцы, подпоясавшись туже,


Попрыгали б в пропасть с обрывов крутых.

И трепет иссяк бы и гвалт бы затих...

Евреи исчезли бы вдруг в одночастье ...

Народы воскликнули б – «Боже - о, счастье!»


Захлопали б тут же в ладоши арабы -

«Алла всемогущ, давно уж пора бы!»

Потом успокоилось всё б постепенно

Евреи бы в звезды вошли столь степенно,


Что поздний фонарщик, согбенный, устало

Задул бы свой факел и меньше бы стало

Огней во Вселенной, дышащей едва.

И жизнь, словно лужа, иссохла б до дна.


Но Он еще смотрит на землю, вздыхая,

И небо над нами как крыша сарая,

Где мы, словно мыши, шуршим не спеша...

От крика евреев немеет душа.

3 views0 comments