Бруно. Франц. Исаак.

Если ты чувствуешь также как я -

Нас уже двое.

Что нам бесчувственных армий полки?

Нас уже двое!


Смотри, там ещё один

В углу притаился:

Пришёл со службы,

Взял скрежещущее своё перо,

Спустился в подвал,

Закрылся.

В подвале он счастлив.

Прогулка его - до миски с едой.

Время его - до утра.

Его зовут Франц.


Ну, вот ещё Бруно

Научил рисовать

Школьных бездарных детей.

И поспешно вернувшись домой

В польско-австрийско-советский

В галицийский

В еврейский свой дом,

С головою ныряет к себе -

В парящие «Санатории».


Ну, сколько нас стало?

Чуть больше.


Вот Исаак сумасшедший

Обедает с людоедом,


Сидит за столом как ни в чём не бывало,

С женой людоедской

Закручивает любовь -

Он жаждет вглядеться в лицо каннибала!

А маленький людоед

Уже готовит неспешно

С когортой энкеведистов

Замысловатое блюдо:

«Клевещущий Исаак».


Смотри, как много

Нас стало:

Франц, мечтающий о подвале,

Рисующий Бруно,

Исаак сумасшедший.


Поселиться бы нам

В «Санатории» Бруно,

В «Превращении» Франца

И войти в «Поцелуй» Исаака...

Впрочем,

К чему мечтать понапрасну -

Ведь мы только там и живём.


Смотри, нас с тобою

Так мало.

Но и вход не для всех.


Бруно убили немцы.

Исаака убили русские.

Франц умер сам.


До него не успели добраться.

Но зная, что будут


Жадно хватать

Кричащие его рукописи -

Он завещал уничтожить

Всё,

Что когда-либо написал.


Вот мы с тобой живы

Пока.

Убьют нас арабы?

Их вэйс...


С ужасом и восторгом

Стоим мы в запертой комнате,

Вглядываясь в окно -

Исаак

Бруно

Франц

Я

И ты,

Безумная компания немыслимых ОЧЕВИДЦЕВ.

5 views0 comments